Архив автора: Андрей Щебетов

Повесть «Подросток»

Повесть «Подросток»

И даже то, что быть не может,

Однажды тоже может быть,

Людские судьбы очень схожи,

Нам уготовано всем жить.

Нам предначертано незнание,

Наш к звёздам путь тернист, опасен,

Мы не достигли понимания,

Но каждый шаг наш смел, прекрасен.

Ошибки, поиск и сравнения

Нас заставляют жить, мечтать,

Решать Вселенной уравнения,

Стремиться к звёздам и летать.

Мы разные, но все похожи,

Нам суждено искать и жить,

Мы знаем то, что быть не может,

Однажды тоже может быть.

Боб Беланка

 

Ученые 21 века изучали составы вирусов и при смешивании нескольких выработали новый вирус: ZMB-0.1. Заразившись, человек не мог воспринимать высокочастотный звук, яркий свет. Нарушается мозговая активность, повышается агрессия, отсутствует чувствительность к боли… Человек становится, как живой мертвец, условное название этого состояния – зомби…

Сыворотку, восстанавливающую клетки мозга, выработать, создать не успели. На объекте, где рассматривали вирусы, произошел сбой, и этим вирусом заразилась группа ученых, изучавшая его. А они, пробужденные жаждой и агрессией, набросились на других сотрудников объекта.

При укусе зараженным здорового человека зараженная слюна попадает в кровь и разносится по всему телу, поглощая весь организм. Через 20 минут после укуса, это уже не человек…

Но существует сыворотка, тормозящая процесс «преображения» на продолжительное время – около полумесяца, после чего требуется повторная вакцинация

За два часа объект был полностью заражен, а сбежавшие, в основном охрана периметра, убежала в ближайший город, не закрыв ворота к объекту, и зараженные устремились вперед, по дороге…

 

 

День I. «Начало».

8 июня. 2017 года.

Россия. Пермский край.

Горнозаводский район.

г. Горнозаводск.

14:48

 

Стук в дверь. Открываю, на пороге мой лучший друг и товарищ Леша (Леха):

— Погнали гулять?

— Можно, — ответил я ему, — проходи.

— Мяч возьмешь?

— Хорошо. А кто еще пойдет?

— Ну вот смотри: Я, Саша (Саня), Сережа (Серега), Дима (Димас, Димон), Денис (Ден), плюс ты… всего шесть человек.

— Отлично. Все, я собрался. Погнали!

Выйдя из подъезда, я увидел толпу наших ребят.

— Привет, парни!

— Здорова! – говорили все по очереди.

— Ну что? На стадион?

— Конечно!

— Что стоим тогда?! Пошли!

Идя до стадиона, мы говорили на разные темы, но в основном: «Как закончили школу?», «Куда дальше?», и т.д., и т.п. И вот так прошли наши минут 10-15 перехода от моего дома до стадиона.

На стадионе я достал мяч из рюкзака. Бросил на землю и пнул в левые ворота. Поставил рюкзак к штанге, спросив ребят:

— Мяч погоняем? Или в другую игру сыграем?

— А давай сначала погоняем, так сказать, для разминки,- сказал Леха.

— Хорошо,- ответили ребята.

— А кто на воротах? — спросил Дима.

— На одни ворота играем? — ответил Серега вопросом на вопрос.

— Да, нас же мало,- ответил Леха,- Дань, встанешь на ворота?

— Конечно,- ответил я, идя к воротам.

Я зашел в ворота, скинул мяч, и игра началась!

Игра шла напряженная, счет между командами 4:4. Играли мы до 5 очков. Нападающий идет один на один с вратарём… Удар!.. Гол!!!

Я стою в ступоре:

— Ребят. Эй. Смотрите!

— Что? Какого черта ты просто стоял?!

— Я тебе говорю «Смотри!». Там какой-то мужик подбежал сзади и укусил того пацана в шею, а потом принялся за других… А сейчас, пока я говорил это вам, он бежит к нам!..

— Слушайте, пацаны, бежим! – встревоженно сказал Серега.

— И побыстрее!.. – добавил Ден.

Я быстро вытащил мяч из ворот и на бегу убрал его в рюкзак, и мы пустились прочь со стадиона.

— У тебя же бабушка рядом живет, – сказал мне Леха.

— Да. Бежим к ней! – ответил я.

На тот момент были две плохие вещи: Во-первых, надо было бежать в гору до дома моей бабушки. Во- вторых, за нами бежала чертова туча непонятно кого…

Добежав до подъезда, я стал нервно искать ключи… Нашел! Благо я их не выложил дома… Забежали в подъезд, закрыли двери, и подперли их палкой, стоящей рядом. Поднявшись в квартиру, я закрыл дверь на ключ. Как оказалось, бабушки дома не было, она с дедушкой была на даче.

Когда мы все отдышались, то каждый сразу взялся за мобильник, чтобы позвонить своим родным, близким и друзьям.

— Так стоп, ребят, — начал я, — говорите всем, кто вам дорог, что бы они остались у себя дома закрылись поплотнее и ждали завтрашнего звонка. Завтра мы созвонимся.

— А почему до завтра? – спросил Ден.

— Чтобы все устаканилось, стало спокойнее на улице. И чтобы продумать план действий на ближайшее время, – ответил я, и ушел звонить родителям, родственникам, друзьям – близким людям, которые мне дороги…

 

 

 

 

За считанные часы город опустился в хаос. Те, кто не успели убежать с улиц, спрятаться, уже вряд ли станут людьми.

 

День II. «Всеобщий сбор»

9 июня. 2017 года.

Россия. Пермский край.

Горнозаводский район.

г. Горнозаводск.

10:30

 

Я проснулся от криков с улицы, выглянув за окно, я увидел несколько людей, точнее нелюдей, с животными, первобытными инстинктами, кричащих, видимо, от чувства голода… Я стоял в абсолютном шоке: «Как такое могло произойти?!.»

— Вот и сбылись наши худшие кошмары… — Начал Лех, подходя ко мне, — доброе утро, кстати.

— Не такое оно уж и доброе, но… Судя по тому, что мы еще живы, оно доброе. Доброе утро!

— Ты извини, я там маленько похозяйничал на кухне, надеюсь ты не против…

— Все хорошо, молодец. Остальные встали?

— Не все. Я, Саня и ты. Остальные спят еще.

Я кивнул Леше в знак того, что услышал его, и пошел собирать постель.

— Как думаешь, как там девчонки?..

— Они в порядке, вчера с Машей разговаривал… — Говорил я, подходя обратно к окну. —  А ты чего, Наташе не звонил что ли?

— Звонил. Волнуюсь просто…

Возникла пауза, я не мог не согласиться с ним, ведь волнение было и у меня… Несколько минут мы молча стояли и смотрели в окно.

— Наших сейчас поднимать будем? – Вопросом нарушил я тишину.

— Можно.

— Ну давай тогда сделаем так: Поднимай остальных, пусть идут есть. А я сейчас уберу постель и тоже приду…

— Хорошо.

Убрав постель за собой и братьями (Лешей и Сашей), пошел я на кухню. За завтраком я спросил:

Я: Что делать будем? Долго мы здесь остаться не сможем. Продуктов хватит максимум еще на день, два…

Леша: Может сначала встретимся со всеми, то есть с теми, кому звонили?

Серега: Хорошо, как мы это сделаем?

Я: Вот это уже другой вопрос…

Саша: А где мы можем встретиться?

Я: Давайте для начала сосчитаем сколько в общем человек? С моей стороны, примерно, 12-13.

Ден: У меня где-то столько же.

Дима: И у меня.

Я: Так, понятно, то есть у каждого из нас, грубо, 15 человек. Нас шестеро… Итого, опять же, грубо, 100 человек…

Серега: Огоу!!!

Я: Да! Много нас! И вот теперь, исходя из числа людей, давайте думать место, где мы все можем уместиться.

Саша: Путяга (ГПТ)…

Серега: Школа…

Ден: Какая-нибудь из школ…

Я: Ну… Я предлагаю первый цех нашего ЛПУ.

Дима: Кстати, да! На первом цеху и машины есть.

Я: И не только. Во-первых, вся территория цеха ограждена. Во-вторых, он является авто-транспортным, то есть там есть различная техника. И в-третьих, самое главное, тем есть теплица, то есть там есть еда, за которой не надо далеко ходить.

Ден: Класс!

Саша: Да, это самое подходящее место. Но…

Как мы туда доберемся? И как туда могут дойти остальные?

Дима: А там «КАМАЗы» есть?

Я: Должны быть.

Дима: Что если попробовать забрать всех и отвезти?

Леша: Вариант.

Я: Но для этого нам нужно туда добраться. И, Дима, нас здесь двое, кто за рулем…

Саша: Паша же тоже водит машину.

Я: Да, но только его с нами нет… Так! Стоп! У Паши отец водитель в АТЦ. Надо что бы мы все и Паша с родителями пришли туда.

Серега: Допустим, и как мы пойдем?

Я: Есть идея!

Леха: Какая?

Я: Минутку…

Я сходил в комнату и принес на кухню коробку журналов.

Я: Так вот, берем журнал, и скотчем крепим его на руки от запястья до локтя, на ноги на лодыжки, ляжки. Человеку не по силам прокусить такие журналы, поэтому это может сработать. А как оружие можно много чего использовать…

Ден: Погоди ка, журналов на всех не хватит…

Я: Но… Да… Журналов на всех не хватит, поэтому кому-то вдвоем нужно остаться…

Серега: Я могу…

Я: Хорошо, тем более у тебя больное колено. Кто еще?

Леха, Ден, можешь ты остаться?

Ден: Ладно…

Я: Так, хорошо. Ребят, звоните тем, кому звонили и скажите, пусть собирают вещи, но только не много, еду. Пусть сделают также журналы, хотя бы на руки, вооружаются и ждут звонка.

Все кивнули мне в ответ.

Леша: А Паше?

Я: Я сам позвоню.

Леша: Хорошо.

 

12:45

 

Дима, Леша и Саша уже были почти готовы к выходу. Я стоял в ванной, оперевшись на края раковины, и смотрел в свое отражение. Просчитывал продвижение до АТЦ – нам надо было спуститься вниз, мимо школы, стадиона до пруда, перейти через него по мосту, подняться, около километра по коттеджному кварталу (аулу) и пройти пешком по дороге два, если не более километра до места встречи с Пашей.

Стук в дверь, заглядывает Леха:

— Погнали!

— Да, сейчас иду, — ответил я, взглянул еще раз в зеркало и вышел из ванной.

Братья и Дима стояли готовые, Леша взял средний нож и топорик для разделки мяса, Дима взял большой и средний нож, а Саня монтировку и большой нож – финку. На удивление они даже придумали, как их закрепить. Я взял два охотничьих ножа и старую дедовскую двустволку.

— Ну что… С богом! – Сказал я и мы потихоньку стали выходить в подъезд.

По подъезду мы шли максимально тихо, открывать дверь подъезда взялся я. Я тихонько открыл её, посмотрел нет ли никого рядом, еще больше открыл… Никого. Можно идти. Мы вышли из подъезда и потихоньку пошли вниз. Дойдя до школьной калитки, мы увидели, что впереди идет кто-то.

Саня: Может обойдем через школьную территорию?

Я: Давай.

Леша: Ага!.. Конечно!.. Обошли! Их там трое…

Дима: Может попробуем этого вальнуть?

Я: Давай попробуем…

Сказав неуверенным голосом, я медленно пошел вперед.

Он шел ко мне спиной, но вот не задача, он повернулся!!! Он набросился на меня и повалил на землю, благо, я успел подставить руку под его оскаленные и окровавленные зубы. И как я ожидал, он не смог прокусить журнал. Парни не растерялись, подбежали и начали его избивать. Окончательный удар прошелся ему в голову топориком, только тогда он успокоился. Я скинул эту тушу, парни помогли мне встать, и мы пошли дальше.

Проходя по мостику я думал: «Как мы пойдем? Ведь там же собаки лаять будут. Реагируют ли эти твари на звук? Придется ли нам бежать?». Долго искать ответы не пришлось, до того, как мы дошли до первых домов, лай собак был уже слышен…

— Похоже собаки помогут нам… — с небольшой радостью сказал Саня.

— Нет! – Перебил его Дима, — собаки и на нас тоже лаять будут…

— Они к нам будут привлекать внимание, — продолжил я, — ладно. Пошли по-тихому.

Когда мы дошли до перекрестка, был слышен лай собак с левой стороны. Заглянув за угол, мы увидели, что у третьего дома от нас, стояла куча этих тварей.

Мы, крадясь, перешли перекресток, и, выдохнув с облегчением, пошли дальше. И тут раздался громкий лай собаки их ближайшего дома.

Я: Нет!..

Саша: Твою жешь!..

Дима: Короче, бежим, пока эти твари не очухались…

Это были самые быстрые 500 метров в моей жизни.

И вот перед нами дорога…

Это уже пол пути, и тем более обратно вернуться будет гораздо проблематичнее.

Два долгих километра… Вроде, и не большое расстояние, которое можно в умеренном темпе пробежать, примерно, за 6 – 7 минут, однако преодолевали мы его довольно долго. Адреналин в крови просто зашкаливал. Мы шли наготове к бою или бегу… Скорее к бегу… Мы готовы были бежать из-за простого дуновения ветра…

 

 

13:32

 

Мы подошли ко входу смежной с АТЦ службе – ЛЭС, там уже стоял Паша со своими родителями.

Я: Привет! Как добрались?

Паша: Здорова! Нормально, мы через лес шли.

Я: Отлично! Пойдемте для начал в ЛЭС зайдем, вдруг что-то интересное найдем.

Паша: Угу.

И мы все пошли к воротам. Зайдя на территорию, я закрыл ворота, чтобы никто не мешал сзади.

Дима: Давайте разделимся! Быстрее закончим.

Я: Все согласны?

В ответ я увидел молчаливое кивание.

Я: Хорошо. Тогда ты, Дима, с Пашей и его родителями идите осматривать гаражи. А мы в корпус.

Паша: Ладно.

Я: Аккуратнее! Чаще смотрите по сторонам. Так, а мы сначала идем в пост охраны.

Леха: Зачем?

Я: Можно и потом, но тогда заорет сигналка. Поэтому пошли к охране.

Зайдя в эту комнатушку, я увидел, что охранник, который был на службе, в спешке покинул свой пост, и, по-моему, не он один, кто так поступил… На посту не было ничего того, что могло бы нам пригодиться, и мы пошли в сам корпус. Вдоль всего корпуса был длинный коридор, по центру которого находился вход.

Я: Давайте и здесь разделимся. Сань, иди на право, Леха, прямо, в эти две раздевалки, и попробуй вскрыть закрытые шкафчики, там может быть, что-нибуть полезное, а я пойду на лево… Все!.. Расходимся, и удачи вам, аккуратнее там.

Стены корпуса были покрашены в синюю и белую краску, и имел он с той стороны, куда пошел я, несколько кабинетов, в которые я решил заглянуть чуть-чуть позже.

Я уперся в кабинет секретаря начальника этой службы. Кстати говоря, этот пост занимал мой дедушка. И я знал, что двери в его кабинет были закрыты на ключ, который я предусмотрительно взял у охраны. Открыв двери я попал в кабинет, ничего необычного, т-образный стол, стулья, на стене различные схемы газопроводов, шкаф, внутри которого находился сейф. Но на самом деле мне интересно было совсем другое: В первую очередь я осмотрел окно на целостность, и, к счастью, на нем стояла решетка. Во-вторых, я осмотрел кабинет на наличие еды, к сожалению, я ничего не нашел… Но… «Кабинет секретаря… Там же, наверняка, что-то есть.» — эта мысль посетила меня вскоре, и я отправился на её доказательство. В шкафу секретаря я нашел несколько пачек печения. «Хоть что-то.» — Подумал я, кладя печение в рюкзак. Сейф… Мысль о том, что там может что-то находиться, не давала мне покоя. Именно поэтому после обыска пары других кабинетов, в которых я наел не больше, чем в кабинете секретаря, меня посетила такая мысль: «А что, если в компьютере деда есть пароль от сейфа?» И сразу же я ответил сам себе. У нас не было времени заниматься поиском пароля, тем более я слышал приближающиеся шаги. Леша… Но, как оказалось, это был Паша.

 

14:50

 

Паша: Есть хорошие новости…

Я: Давай говори… Я тебе не овощ, не томи!

Паша: В гараже стоят два вахтовых Урала.

Я: Отлично! И до АТЦ идти не надо.

Паша: А у тебя что?

Я: Да ничего особенного… Нашел только несколько пачек печения и все…

Паша: Тоже хорошо. Ладно, пошли к гаражам, остальные уже там.

Выйдя во двор, я увидел открытые ворота гаража, а вся наша компания стояла рядом и что-то обсуждала. Как я понял, они говорили о том, кто, с кем и куда поедет.

— Ну-с, что нашли? – Обратился я к Леше и Саше

— Ничего ценного, -Ответил мне Леша, и на этом мои вопросы кончились, а перепалка не утихла.

Я: Так! Сперва начнем с того, что у нас четыре водителя, а машины две…

Олег (Отец Паши): Еще машины есть в АТЦ.

Я: Хорошо, Вы объяснить сможете, как туда пройти?

Олег: Да.

Я: Отлично! Леха, у вас мама где?

Леша: В Пашии.

Я: Ага… Тогда как поступим

Саша: У Сереги родители, вроде бы, в Кусье…

Паша: А может так сделаем: я с братьями поедем за их родителями, а ты, Даниил, с Димой за остальными и по городу…

Олег: А мы (оба родителя) пойдем за третьим Уралом, прикатим его сюда и по вашему приезду заблокируем проезд.

Я: Отлично, так и сделаем. Небольшой отдых и за дело. В 16:00 выдвигаемся.

 

15:47

 

Я сидел в сторожке (пост охраны) и продумывал маршрут. Леха решил присоединиться:

— Как ехать то думаешь?

— Да вот не знаю, во-первых, я же только на машине ездил, а не на Урале. Ну хотя принцип один и тот же, только габариты разные…

— С этим то не страшно, справишься.

— Ага… А вот сначала привезти, думаю, из города, а потом в Кусью съездить.

— Много по городу мотаться?

— В пять точек, не считая наших. Начну с…

И тут звенит мой телефон. Аленка:

— Даниил!!! Можешь помочь?

— Да, что случилось?

— Мы из дому не можем выйти… Дома ничего нет, а внизу их много…

— Так, успокойся! Не паникуй! И дай трубку отцу.

— Да…- Сказал в трубку её отец,- слушайте внимательно: собирайте еду, воду, одежду, но не много… Журналы средней толщины есть?

— Э… Сейчас… Только тонкие…

— Много? Хотя не важно… Главное защитить руки… Обворачиваете журнал вокруг руки и крепите его… Хоть скотчем… Хоть чем… И ждите Урал, я скоро приеду.

— Понял. Ждем.

Леха смотрел на меня вопросительно…

— В шесть… В шесть точек. Аленка звонила, помочь надо, — Ответил я.

— Ну… Ладно…

— Эх… Пошли, ехать надо.

-Ну что, мужики, — Обратился я к остальным, — по коням!

Парни встали, и все пошли по машинам. Конечно, сидеть за рулем Урала, не совсем также как за рулем легковой…

 

Первым поехал Паша, я за ним. Как я и думал принцип управления один и тот же, поэтому я быстро приноровился. Вместе мы ехали до перекрестка Свободы и Октябрьской, я по Октябрьской в город и на первую точку, а Паша в Пашию (от города 9 км езды).

Забрав остальных, я поехал за Машей, и вот первая проблема: нужно заезжать во двор задом и без какой-либо практики. Ну что ж, надо, так надо. Потихоньку, полегоньку, маленько покрутясь заехал.

— Так парни, сейчас делаем так: выходим, аккуратно! Серёга в кузов и на прием людей, сумок. Димон, мы на охране.

— Поняли, — Вместе сказали парни.

Благо двор был пуст от этих тварей и в этом плане нам маленько повезло. Встретив Машу и обняв её, я забрал у нее сумку и дойдя до машины передал её Серёге:

— Принимай сумки и родителей. Машка, — Обратился я к ней, — в кабину.

Закрыв дверь в кузов, мы с Димой сели в кабину и поехали дальше… Подъезжая к вокзалу (Дом Димы был недалеко от него), мы увидели, что в стороне его дома много этих тварей.

— Дави их! – Воскликнул Дима.

И я добавил газу, чтобы было проще проехать. Но пробившись к дому, их стало не меньше, а дверь в дом было выломана, окна выбиты. Лицо Димы описывало все его чувства: горечь, печаль, отчаяние, злоба…  Я как можно ближе подъехал дверью кузова к дверному проему дома, чтобы меньше подвергаться опасности… Однако это не понадобилось.

Идя за Димой, я также увидел, что его родителей уже не спасти… Одежда была разодрана, а тело… Его практически не было. Страшная, жестокая и болезненная смерть, быть съеденным заживо. Я не успел сделать, как Дима в гневе достал ножи и пошел на четверых тварей…

Через несколько минут мы вышли к машине:

Серега (открывая дверь кузова): Давай сумки.

Дима: Не будет сумок!.. Закрывай дверь.

Сережа стоял в недоумении…

Я: Серег, закрывай. Потом объясню.

Сев в кабину, нам сразу же задали вопрос, скорее всего от того, что мы были в крови:

Маша: Что случилось?!

Дима ударил кулаком в дверь и отвернулся к окну.

Я (Повернув ключ зажигания): Не успели… Дима, крепись. Поехали, еще в четыре дома заехать надо.

Маша: Три я понимаю, а четвертый… Кто там?

Я: Аленка о помощи просит…

Маша: Ладно. Поехали.

 

 

 

19:02

 

Забрав родителей, я поехал на последнюю точку в городе. За своими родственниками (точнее за частью).

И все по той же схеме, подъезжаю как можно ближе к подъезду, но на этот раз задней дверью кузова. И первое что меня смутило, так это то, что дверь в подъезд было открыта и в крови…

— Так, не нравиться мне это… Дима, ты на охране и из кузова возьми кого-нибуть в помощь. Маша… Возьми, — Сказал я, доставая и передавая нож. – мало ли что…

— Аккуратнее, — поцеловав, прошептала мне Маша.

Я одобрительно кивнул и подал знак Диме, о том, что можно выдвигаться. Заглянув в кузов, я забрал отца, и мы пошли по-тихому внутрь.

Не успев войти, мы услышали треск дерева с верхних этажей. «Кому-то не повезло… Эх, печально», — подумал я и держа ножи наготове мы с отцом пошли вверх. Чем выше мы поднимались, тем страшнее становилось. А вдруг это трещала нужная нам дверь…

Стены были в крови, на этажах были вскрыты квартиры, но не все, квартиры с железными дверьми были целы. Но чувства ужаса и страха не покидали меня… Но пикового состояния они достигли, когда я увидел, что треск, несколько минут назад, исходил от нашей, нужной двери…  У меня затряслись руки, дыхание участилось, я убрал ножи, вскинул ружье и забежал во внутрь.  Отец не успев остановить меня, рванул за мной.

Войдя в квартиру, я слышал крик бабушки, которая пыталась отбиться от трех тварей. Я, не думая, подбежал к одному, ударил его прикладом по голове, второму всадил первую часть свинца в голову. С непривычки меня ненадолго оглушило, а дуло после выстрела (виной отдача) ушло вверх, а потом под действием своего веса вернулось в прежнее положение.  Подбежавший отец расправился с третьим.

— Нет! Нет, нет, нет… —  Вопил я, представ на колени перед бабушкой.

— Т… Та… Там…  Мама (Прабабушка), — На последнем вздохе говорила она, — Бабушка… Укушена…

Уже шепотом договорив свое последнее слово, она отвела взгляд от меня и закрыла глаза.

— Пап, возьми рюкзак, — уже встав, я протянул рюкзак ему, — посмотри, что есть в квартире… Вдруг что пригодиться.

Отец молча мне кивнул и пошел на кухню. Как я и предполагал, у бабушки полный холодильник. Забрав из него некоторые продукты, отец открыл морозилку… Выстрел…

Вышли мы с отцом с полными рюкзаками и двумя пакетами. Положив все в кузов, я сказал Диме, даже не глядя на него:

— Дим, ты за руль.

Зарядив ружье, я сел на пассажирское сидение кабины, и оперевшись локтем в дверь, а кулаком в висок, смотрел в окно. Дима тронулся, а Маша посмотрев на меня молча взяла меня за руку. Посмотрев на неё, я видел в её глазах понимание, сочувствие…  Она положила голову мне на плечо, а я отвернулся обратно к окну.

Дима решил не мотаться по городу, а выехать из него через ближайший выезд. Мы ехали по окружной дорогу, солнце в закате, небо голубое. Зеленая трава колышется от дуновений ветра, красивые, величественные деревья качаются на ветру, они даже на подразумевают, что происходит в городе… Поднявшись с лога, стало видно шестой квартал города: разруха на улицах, брошенные дома, в которых выбиты стекла, толпы ходячих мертвецов, рыскающих в поисках жертвы… Городской стадион, проезжая мимо него, было видно, насколько все печально, такую толпу стадион собирал только на «День строителя».

— Кшш… — Зашипела рация, — Даня!.. Данила!.. Прием!

— Да-да, на связи. Говори Лех.

— Мы все, закончили, подъезжаем к городу. Вы где?

— Из города выехали, едем у стадиона, направляемся к ЛЭСу.

— Понял. Так, ты же за рулем!..

— Нет, за рулем Дима… Потом объясню

— Ладно. Встретимся в ЛЭСе. Конец связи.

— Конец связи.

Проезжая частный сектор, картина не изменилась, все та же разруха, вот только многоэтажки (образно, ибо выше шестиэтажного дома, домов не было) сменились небольшими коттеджами. Но здесь можно было надеяться на некоторое количество выживших, высокие железные заборы играют значительную роль.

 

 

19:54

 

Заезжая в Лэс, я увидел машину дедушки. «Хорошо, что они приехали», — Пролетело у меня в голове

— Дим, развернись, и встань задом к первому боксу.

— Это который этот? – Спросил Дима, указывая на крайний, ближайший к зданию ЛЭСа, гараж

— Да, это он

Дима кивнул головой и начал маневр. Закончив, он заглушил двигатель, и мы пошли помогать разгружаться. После я отправился к деду в кабинет, не знаю почему, но я был уверен, что он именно там. И я оказался прав.

— Привет, Деда.

— Здравствуй… — С улыбкой протянул он.

— Вот, — Сказал я, кладя на стол его ружье и патроны. – Возвращаю

— Не надо, у меня есть пистолет в сейфе, а тебе ружье пригодится. Кстати говоря, молодец, что догадался его взять.

— Уже, Деда. Уже пригодилось…

— Ну вот, хоть стрелять научишься, — Улыбнулся он, – я смотрю ты во всю руководишь…

— Да, как могу…

— Не как могу, а командуй разумно, без самодеятельности, это я тебе как начальник… Бывший начальник советую. Ты всяко больше нашего знаешь в подобном, и мысли тоже лучше, чем у нас. Только, ради Бога, не возгордись!

— Хорошо, я понял.

— Что делать то собираешься?

— Для начала собрать всех, кого запланировали… Деда, у меня к тебе просьба будет, я сейчас возьму троих людей и Урал, и съездим в Кусью, за оставшимися. А ты, можешь что-нибуть решить с периметром, хотя бы, чтобы он был цел, и нас не потревожили эти твари?

— Ладно, подумаю что-нибуть. – Кивнул мне дед в ответ.

— Да и… Деда, отправь кого-нибуть на первый цех, в теплицу за продуктами.

-Хорошо, понял.

Выходя из кабинета, я увидел бабушку в приемной. Как иронично, бывший секретарь бывшего начальника бывшего ЛПУ сидит в приемной бывшего начальника бывшего ЛЭСа… Она пила кофе… Подойдя к ней, я тоже попросил её об услуге, услуге не меньшего масштаба: взять себе кого-нибуть в помощники, и произвести перепись и осмотр (тела) всех: ФИО, дата рождения (возраст), род деятельности (оставить пустым).

На улице уже темнело… «Надо бы где-то всех разместить» — Думал я. И в это время подошел дед.

— Темнеет…

— Да, я скажу Лехе, что бы из кабинетов и раздевалок сделали комнаты.

— Дань,- подходя начал Серега, — Мы в Кусью то едем?

— Конечно. А ты пока найди Леху, и скажи, чтобы подошел ко мне.

Серега быстрым шагом ушел, а я стал искать глазами Пашу… Вот он!

— Паш, — подойдя, я спросил. – в таоем Урале сколько бенза (образно, имеется в виду – топлива) осталось?

— Больше половины. А что?

— Отлично. На твоем поедем. Иди, готовь машину и подгоняй к воротам, скоро поедем.

И через несколько минут, я, Маша и Серега были у ворот. Когда подъехал Паша, Серега и Маша сели в кузов, а я в кабину.

— Ну что? – Спросил Паша.

— С Богом. Поехали. Доедем до Кусьи, там разберемся что делать.

Не успел я договорить, как Паша, после слова «Поехали», включил передачу, и мы тронулись.

На этот раз я не рассматривал природу вокруг. Сейчас я думал о будущем: Что делать? Как жить? Как выбираться в город? Рано или поздно придется идти за чем-нибудь. Добралась ли эпидемия до Кусьи? Мои размышления прервал Паша:

— Данил. Даня!

— А?!

— Подъезжаем…

— Остановись. Сейчас подумаем.

Когда машина остановилась, я перешел для разговора в кузов

— Так-с, Господа, нам нужно забрать Катюху и твоих, Серега. Где ваш дом, Серег, я знаю. А вот Катин…

— Я знаю, — Перебила меня Маша.

— Так вот к чему я. Серега, ты один остаешься в кузове…

— Ага?! Ладно. – С паузой ответил он.

Пересев, мы поехали дальше, проехав несколько пустынных кварталов… «Слишком тихо… Странно…»  Мы свернули на нужную улицу. Оказалось, как сказала Маша, что до дома Кати было недалеко.

 

Спустя 1 час 40 минут.

 

— Время 21:55, — говорил я на одном выдохе, и смотря на часы. – а мы только «Алит» недавно проехали… Ехать еще минут двадцать…

— Да не… — Начал возражать Паша, — До города меньше.

— Тише ты… Это мы с тобой только не спим… Да, до города меньше, а я до ЛЭСа говорю.

— А, ну так-то да, минут двадцать осталось.

— «Надо хотя бы немного передохнуть», — Подумал я. Обнял Машу, которая уже спала у меня на коленях, и, отклонившись назад, закрыл глаза.

Нравится ли вам произведение?

Загрузка ... Загрузка ...

Стихотворение «Война, что может быть страшнее…»

Война, что может быть страшнее…

Картинки по запросу страшная война

Война, что может быть страшнее
Голодных глазных детей и плача матерей?
А взрывы ближе и сильнее,
Смерть об руку идёт за ней.

Где недавно ещё земляника цвела,
Вереница со свастикой танков прошла,
Вороньём похоронки летят на порог,
И на русской земле след оставил фашистский сапог.

На защиту страны поднялись стар и млад.
Мать сыну сказала: «Будь стойким, солдат».
И, себя не щадя, в бой за Родину шли,
Сколько их, безымянных, на полях полегли.

Нам победа далась непростою ценой,
И пришла с долгожданной цветущей весной,
Чтобы в мире и счастье жить мне и тебе,
Мы вовек не забудем об этой войне!

Нравится ли вам произведение?

Загрузка ... Загрузка ...

Стихотворение «Цветок любви»

Цветок любви

Картинки по запросу цветок любви

В саду, покрытом утренней росой,
Цветок волшебный распустился.
Он был, как мой недавний сон,
Как будто сон мой воплотился.

Цветок любви, цветок мечтаний,
Как нежно он благоухает.
Лучами солнца напоен,
Земных страданий он не знает.

Но небо вдруг покрыла мгла
И в сад внезапно дождь ворвался.
Мой райский уголок спасти я не смогла,
Цветок любви моей сломался.

Нравится ли вам произведение?

Загрузка ... Загрузка ...

Стихотворение «Романс»

Романс

Картинки по запросу романс

Не забывай, прошу, не забывай
Ни первой, ни последней нашей встречи.
И тот волшебный летний вечер,
И то, что на земле бывает рай.

Что нам даровано судьбой,
Навеки сохранить мы не сумели,
И хоть расстались мы с тобою
Молю, не закрывай за мною двери.

И пусть не суждено нам было вместе,
Прожить историю большую,
Тебе присниться на рассвете,
Как нежно я тебя целую.

Нравится ли вам произведение?

Загрузка ... Загрузка ...

Стихотворение «Сентиментальная песня в старинном духе»

Сентиментальная песня в старинном духе

Картинки по запросу сентиментальность

Сомнений нет, тебя люблю я,
Но как далека цель моя,
Не жду я даже поцелуя
Средь бела дня, средь бела дня.

О Боже, как же опоздала
На белый свет родиться я,
Я даже не предполагала,
Пока не встретила тебя.

Что толку в разных рассужденьях,
Ведь боль мою не заглушить.
Любить тебя одно мученье,
Но в сто раз хуже не любить.

Глаза в глаза глядеть не смеют,
За словом скрыто столько слов,
Но их произносить не смеем
И даже права не имеем.
Таков наш рок, таков наш рок.

Но я, в благодаренье Богу,
Склоняюсь перед алтарем.
За то, что мне дано так много
Любви и сладких грез о нем.

 

Нравится ли вам произведение?

Загрузка ... Загрузка ...

Рассказ «Собрание тысячелетий»

Собрание тысячелетий.

Картинки по запросу тысячелетие

                В кабинете стоял длинный овальный стол, рассчитанный на десять человек и застеленный чёрно-белой скатертью, которая, собственно, и делила комнату пополам.  К этому овальному столу присоединялся маленький квадратный стол, который принадлежал Главному Советнику — обладателю этого кабинета. На этом маленьком столике была навалена куча документов. С правого края стояла подставка для одной единственной ручки, и рядом с ней лежал телефон. С левого края стояла кружка с ещё не остывшим кофе. Главный Советник сидел и подписывал какие-то документы, а потом начал судорожно всё собирать, вспомнив про что-то очень важное. За усердно работающим Советником находилось окно. Окно было большое, практически во всю стену, только по краям было выделено место для штор. Вид из окна выходил на бескрайнюю равнину. Напротив находилась дверь, она была расположена так, что каждый входивший оказывался перед Советником. По стенам стояли узкие шкафы, в которых пылились старые папки.

                Внезапно Главный Советник вскочил, схватил скотч и отделил ровно половину окна. Одну половину он оставил нетронутой, а вторую зашторил так, что ни один луч солнца не проникал в ту часть комнаты, которую он зашторил. Чёткое световое разделение совпадало с разделением скатерти. Чёрная сторона скатерти не была освещена и находилась слева, а белая, наоборот, справа. Главный Советник спокойно сел и отдышался, затем после минутного перерыва он нажал на кнопку на телефоне и сказал:

                — Вера Сергеевна, зайдите, пожалуйста, в мой кабинет.

                — Уже иду, Михаил Петрович,- ответил женский голос.

                Через несколько секунд в кабинет вошла женщина лет сорока. Она была невысокого роста, с собранными в пучок волосами, на её носу красовались маленькие тоненькие очки. На ней был надет костюм.

                — Вызывали? — робко спросила она.

                — Вызывал, Верочка. Вызывал, — ответил Советник.

                И тут воцарилась тишина. Женщина стояла в ожидании приказаний, а Главный Советник размышлял над его будущей репликой. Первым молчание нарушил Советник:

                — Кто-нибудь уже приехал?

                — Нет, пока никого не было.

                — Хорошо,- отозвался Советник, — можно тебя попросить?

                — Да, конечно.

                — Приготовь какой-нибудь закуски, ты сама знаешь, какие у нас гости.

                — Хорошо, закуска будет готова через тридцать минут.

                — Отлично, можешь идти.

                Вера вышла из кабинета. Главный Советник сидел и спокойно попивал кофе. Спустя несколько минут в дверь постучали и из телефона послышалось: «Михаил Петрович, к вам пришли».

                — Войдите, — крикнул он.

                В кабинет вошли четыре фигуры. Первая фигура была выше и крупнее остальных. Это была Смерть. На ней был надет длинный чёрный плащ с капюшоном, из-под которого виднелось серое морщинистое лицо. В руке у неё была коса, которая горела ярким чёрным пламенем, а на плече сидел чёрный ворон. За ней шли остальные три фигуры: Война, Чума и Голод. Война шла второй, она была одета в металлические доспехи, а за спиной виднелось разнообразное оружие. На лице было множество шрамов, а ноги были наполовину разодраны до костей. Чума же была покрыта бинтами, сквозь которые сочилась кровь, на её лице было множество дырок, разъедавших  кожу. В руке у Чумы была зажата банка, в которой летала сотня ос.  Голод был тоже одет в мантию, только из-под мантии выглядывали кожа да кости. Все четверо сели за стол. Они сидели в неосвещённой части комнаты. Каждый из них  занялся своими делами. Смерть начала мило общаться с Советником, Война принялась точить мечи и кинжалы, Чума игралась со своими осами в баночке, а Голод вертел в руках одну единственную обглоданную кость. Через несколько секунд  в комнату вбежала маленькая заводная и совсем ещё юная Анархия. Она была вся взъерошена и взбудоражена.

                — Опять ты коня своего долго ставила. Вечно ты опаздываешь, – грозно сказала Смерть.

                — Извините,- отозвалась Анархия.

                — Чего встала, садись! –окликнула её Смерть.

                Юная Анархия села рядом с Голодом и  молча смотрела в стену. В кабинете повисла тишина. Через пятнадцать минут разозлённая Смерть нарушила тишину:

                — Сколько можно их ждать? Мы сидим здесь уже двадцать минут. Мне надо работать!

                — Смерть, прошу тебя, успокойся. Не одной тебе надо работать, – ответил Советник.

                Все собравшиеся начали громко возмущаться, кроме Анархии. Она была ещё слишком юна, чтобы работать. И поэтому ещё не имела никаких дел и была рада таким собраниям. Главный Советник и сам не был доволен тем, что остальные опаздывают, но промолчал.

                — Тихо! – вдруг крикнула Анархия,- вы знаете, что мы тоже опоздали, и Советник нас тоже ждал, так что хватит возмущаться!

                Ор прекратился. Все присутствующие остолбенели, но потом  резко накинулись на Анархию:

                — Ты что на нас орать вздумала?! Мы вообще-то тебя старше, и не на одну тысячу лет! – у Смерти даже пересохло во рту после такого ора.

                Все резко нападали на  Анархию, дело чуть не дошло до драки.  Советник был в ужасе и не знал, что делать. Тут неожиданно из телефона снова послышался женский голос: «Тут к вам ещё гости пришли. Пять человек». Все неожиданно перестали шуметь и поправили свою одежду. Анархия открыла глаза и уставилась на дверь. Стука не было. Прошла минута. Две. Три. Никто не стучал.

                — Ну, и где они? – спросила Чума,- моим осам тоже нужно есть.

                — Я сейчас посмотрю,- ответил Советник

                Он встал, подошёл к двери, открыл её и увидел, что  за дверью молча, как вкопанные, стояли пять фигур.

                — Ну, чего вы встали? Проходите.

                Фигуры вошли и сели на светлую сторону. Это были Жизнь, Покой, Природа, Изобилие и Хранитель.  Жизнь была похожа на совсем юную и красивую девушку, вокруг которой всё оживало. Покой был расслаблен. У него не было синяков под глазами, он всегда высыпался и был словно  на отдыхе за границей. Покой любил более светлые тона, поэтому на нём был надет кремовый костюм. Природа была похожа на поляну, вокруг неё летали бабочки, и всё вокруг  пахло весной и лесом.  Изобилие было среднего телосложения. Главной его задачей  было делать воду и пищу из ничего. Махнул рукой — и потекла река. Нарисовал корову — вон уже целое стадо бежит. Голод всегда завидовал навыкам Изобилия и когда-то даже хотел поучиться у него, но со временем это желание прошло. Хранитель вошёл последним, он практически ничем не отличался от обычного человека. Хранитель исцеляет людей и животных от недугов, но в последнее время он сильно ослаб. Это всё Чума, она высасывает из Хранителя энергию и создаёт своих питомцев — ос.

                Когда все уселись, Советник закрыл дверь и тоже сел.

                — Итак, давайте начнём наше совещание, — вымолвил Советник, — добро пожаловать на «Собрание тысячелетий»! Сегодня мы встретились, чтобы решить судьбу мира на ближайшую тысячу лет. Сейчас каждый из вас будет предлагать…

                — Мы знаем, в каком формате проводится данное собрание,- перебила его Смерть,- давайте ближе к делу.

                — Хорошо, тогда вы и начнёте, — сказал Советник, — прошу.

                Смерть, Война, Голод и Чума начали совещаться. Анархия сидела в стороне. Первым  заговорил Голод:

                — Кхм, кхм. Насколько мне известно, в последнее время  люди стали гибнуть из-за голода. То есть из-за меня. Но вы поймите меня правильно, я не хочу наносить им вред. Просто я выполняю свою работу. Раньше всё было в балансе. Я делал свою работу и пожинал плоды, то есть людей. И Изобилие тоже старалось, чтобы люди остались живы, а дальше шёл естественный отбор. Сейчас же я продолжаю делать работу, а Изобилие перестало. Я думаю, надо писать запрос об отстранении его от дел.

                — Вообще-то я работаю, —  ответило Изобилие, — просто кто-то превышает свои должностные полномочия. Я считаю, что надо писать запрос об отстранении Голода от дел, а не меня.

                — Подождите, вы всегда очень торопитесь. Не надо никуда писать. На этот случай  у меня есть предложение, — спокойно сказал Советник.

                — Какое? – одновременно выкрикнули Голод и Изобилие.

                 — А такое. Сейчас каждый из вас пишет  друг на друга заявки. Я их подписываю, а дату не ставлю. Когда надо будет, поставлю и отправлю их наверх. Согласны?

                — Да! – не раздумывая ответил Голод.

                — Вот и отлично. Ручка и бумага. Пишите.

                — Но…- начало было Изобилие, но замолчало.

                — А пока они пишут, давайте продолжим. Жизнь, может быть, ты?

                — Давайте лучше Смерть. Они всё-таки первые начали, – задумавшись, ответила Жизнь.

                — Верно, продолжайте,- сказал Советник, махнув рукой на тёмную часть стола.

                Смерть, Война и Чума снова начали совещаться, а Анархия опять сидела в стороне и молчала. Советник пытался вслушаться в их слова, но ничего не мог разобрать. На этот раз начала говорить Чума:

                — Вы все знаете меня. Я  управляю не только чумой, но и всеми остальными болезнями. Всё всегда было в балансе. А сейчас нет. Хранитель стал слабым и больше не может лечить людей. Так нельзя, людей гибнет больше, чем надо. Предлагаю написать запрос об отстранении его от дел.

                — Да это всё ты! Я уверен. Иначе как ты объяснишь резкое прибавление своих питомцев? –недовольно вскричал Хранитель,- за несоблюдение протокола надо на неё писать запрос об отстранении от дел!

                — Прошу всех успокоиться. Сейчас я дам вам ручку и бумагу, и вы напишете запросы, как Голод и Изобилие.

                Советник не находил ничего странного в поведении «Тёмной стороны». Поэтому и предлагал писать запросы об отстранении от дел.

                — Мы написали, — сказал Голод.

                — Давай их сюда, — прошептал Советник.

                Голод собрал все четыре заявления и подал Советнику. Советник взял и проверил все четыре бумажки, а потом убрал их в верхний ящик. Советник снова поднялся со своего кресла и объявил, что собрание продолжается. Война и Покой снова начали спорить, кого надо отстранять от должности. Советник вышел из себя и заорал на весь кабинет:

                — Если ещё хоть один из вас скажет, что другой плохо работает, то я напишу на всех вас заявления. Вы все меня поняли?

                — Да, простите нас, Советник, но заявления я бы всё-таки написал,- виновато и опасаясь разразившегося гнева, промолвил Покой.

                — Хорошо, вот вам листы, форму вы знаете. Заполняйте,- рявкнул Советник.

                Война и Покой справились с заявлением за считанные секунды.

                — Итак, остались только вы трое. Прошу начать Смерть, по традиции, — Советник наконец-то успокоился и сел.

                — Спасибо, наконец-то наш балаган закончился. Я хочу предложить тебе, Советник, мир, в котором ты будешь идеалом, идолом. Ваше развитие ускорится в разы. Ваша раса станет настолько большой, что всё, что ты захочешь, ты сможешь сделать и всех захватить. Есть только одно условие: ты должен написать, что поддерживаешь все мои методы. И тогда ты станешь Богом на земле. Ты хочешь этого? – Смерть подозрительно окинула взглядом Жизнь и Природу, а потом перевела взгляд на Советника.

                — Спасибо, Смерть. Теперь ваша очередь.

                — Я бы хотела начать с того, что методы Смерти должны быть тебе знакомы. Ты знаешь, что к добру это никогда не приводило. Я могу предложить тебе то же самое, только твоё развитие будет идти дольше, через несколько тысяч лет ты уже будешь далеко от нынешней ступени эволюции. Всё будет хорошо: Природа тебе будет помогать, ты только защищай её. Мы предлагаем тебе путь долгий и усердный. Ты согласен?

                Все уставились на Советника. Наступила гробовая тишина.

                — Я не могу сказать вам своё решение сейчас,- начал было Советник, — поэтому я объявляю перерыв. Вы можете сходить перекусить в буфет. Все закуски уже готовы, так что наслаждайтесь.

                Все встали и молча вышли из кабинета. Советник погрузился в раздумье. Перед ним стоял сложный выбор. Он долго думал над заманчивым предложением Смерти, но потом вспоминал слова Жизни. Время шло… Наконец-то он встал и позвал всех назад. Смерть вошла с ухмылкой, а у Жизни читалось волнение на лице.

                — Итак, я сделал свой выбор, — Советник ещё раз быстро взвесил все за и против, а потом продолжил:

                — Сегодня мы будем вершить судьбу мира. Все вы предлагали свои идеи. Вы все знаете, какое это блаженное чувство, когда именно ваше предложение выбирают. Сегодня такое чувство испытает…- Советник посмотрел на Жизнь. Снова повисла гробовая тишина, — Смерть.

                Вся «Тёмная сторона» заликовала, зааплодировала. Тут встала Смерть.

                — Я тебя не подведу, — лукаво сказала она.

                Советник встал, подошёл к одному из узких шкафов, достал ярко-красную папку и снова сел. Потом он взял ручку и что-то написал на листке.

                — Давайте внесём в документ моё решение, — серьёзно промолвил Советник.

                Потом он протянул листок Смерти. Она прочитала его, поставила подпись и протянула Советнику.

                — Объявляю собрание оконченным. «Совет тысячелетий» принял своё решение. До новых встреч, — Советник пожал руки всем и заулыбался.

                После прощального слова все собрались уходить. Смерть, Чума, Голод, Война и Анархия ушли первыми. За ними поспешили уйти все остальные, кроме Жизни, она всё так же сидела на стуле и чего-то ждала. Когда все вышли и они  с Советником остались наедине, Жизнь встала и собралась уходить, но остановилась в дверях.

                — Все люди совершают ошибки, и ты, Советник, не исключение. Ты представляешь роль человечества перед нами. Ты решаешь за всех них их судьбу, но ты не ведаешь, что натворил сегодня. Ты обрёк мир на верную гибель. Ты, считай,  стёр человека с лица земли, значит, стёр себя. Смерть очень коварна, она даст тебе всё, что обещала, но потом уничтожит тебя. В те прошедшие времена, когда ты ни разу не выбирал предложение Смерти, мир находился в равновесии. Но сейчас…- Жизнь не закончила свою речь. Она просто вышла за дверь и махнула рукой на прощание.

                Советник сидел и вдумывался в слова Жизни. Вдруг он услышал звук цокающих копыт. Он обернулся и подошёл к окну. За окном было видно пять чёрных коней, чьи гривы горели чёрным и красным пламенем, на них ехали всадники «Апокалипсиса». За ними виднелись пять белых коней, которые несли добро и всегда были рядом в трудную минуту, на них ехали всадники «Мира» — так говорили в народе. Все всадники ехали двумя рядами, и не дай Бог одним приблизиться к другим…

                                                           ______________________

 

                Прошло шестьсот тридцать семь лет после последнего «Собрания тысячелетий». Советник уже как лет сто очень серьёзно болел. Он практически не выходил из кабинета и пил много таблеток. Советник совсем исхудал, а его помощница умерла около трёхсот лет назад. Теперь он всё делал сам. Работал, назначал встречи и делал себе кофе тоже сам. Последние шестьсот лет Советник получал всю радость и наслаждение от сделки со Смертью, но вот последние тридцать семь лет Земля стала превращаться в ад. Люди  гибли тысячами, новые технологии не в силах были справится с коварной Смертью.

                На днях произошло ещё одно странное событие, которому Советник почему-то не придал особого значения. К нему приходила Анархия. Посоветоваться, как сказала она. Советнику резко стало плохо, и он попросил принести ему воды. Разумеется, она отказалась, под предлогом того, что она не знает, где что находится. Поэтому Советнику пришлось оставить Анархию одну в кабинете. Как ни странно, после возвращения Советника Анархия извинилась и сказала, что ей надо идти. И быстро вышла из кабинета. Спустя несколько часов Советник стал перебирать бумаги и обнаружил пропажу заявлений, которые были написаны ещё шестьсот тридцать семь лет назад. Советник почему-то подумал, что их выбросила та самая Вера, и успокоился.

                В последнее время Советник всё чаще задумывался о том, правильный ли выбор он сделал. Может быть, надо было выбрать предложение Жизни, каждый раз он ловил себя на мысли, что он несчастлив и хочет всё вернуть назад. Наконец-то он решился.

                В один из серых дней он пришёл на работу позже обычного и  стал собирать какие-то бумаги и складывать их в портфель. Затем он надел пальто, поспешно вышел и закрыл кабинет на ключ. Он направился в конюшню. Отворив единственное стойло, он сел на коня и поскакал. Дорога была долгой, а погода  оставляла желать лучшего. Советник попал под сильную грозу и приехал к Смерти весь вымокший. Он слез с коня и, привязав его к забору, направился  к большому величественному замку. Этот замок был полностью чёрным, и его острые шпили внушали некий страх. Подойдя поближе к замку, можно было услышать стоны людей. На нижних этажах содержали души. Некоторые мучились и работали на Смерть, а другие, заключившие сделки, спокойно командовали мучениками. На верхних этажах проживала Смерть. Советник кое-как доковылял до входа и громко постучал.  Кто-то по ту сторону двери медленно дёрнул за ручку и отворил дверь.

                — Добро пожаловать, — с дрожью в голосе сказал практически прозрачный человек.

                Вдруг кто-то, стоявший сзади, ударил его плёткой и сказал:

                — Не так, а с улыбкой.

                Человек снова повторил фразу:

                — Добро пожаловать, — и на этот раз он постарался выдавить из себя улыбку.

                — Спасибо,- хриплым голосом отозвался Советник.

                Советник прошёл дальше мимо бродивших вокруг него людей. Он подошёл к большой стойке и спросил:

                -Здравствуйте, а где я могу найти Смерть?

                — Добрый день, на тринадцатом этаже. У вас назначено? — поинтересовалась  женщина, очень сильно напоминавшая Советнику Веру.

                — Нет, я по очень серьёзному вопросу.

                — Хорошо, проходите. Лифт вон там, — женщина показала рукой в сторону лифта.

                — Спасибо, — прохрипел Советник.

                Он отошёл от стойки и пошёл к лифту. Там его ждал человек, который был одет в деловой костюм. Человек вызвал лифт, и они оба зашли.

                — Вам на какой этаж? – спросил Человек.

                — На тринадцатый.

                Советник хотел было нажать кнопку, но гражданин, стоявший рядом, опередил его.

                — У нас не принято, чтобы гости прикасались к чему-либо. Смерть не любит этого, — пояснил он.

                Советник молча кивнул.

                — Ваш  этаж.

                Советник вышел и увидел маленький стеклянный столик, за которым почему-то никого не было. Советник подошёл к большой массивной двери, вырезанной из дуба, и постучал.

                — Войдите, — послышалось из-за двери.

                Советник приложил все свои силы, чтобы открыть дверь, и вошёл. Кабинет был полностью чёрный, и внутри было лишь приоткрыто окно, для того чтобы циркулировал воздух. В кабинете пахло жареным мясом. Посередине стоял большой массивный стол, за ним сидела сама Смерть. Перед ней был приставлен ещё один стул. Напротив двери располагался  шкаф, в котором было множество бумаг и статуэток. При виде Советника Смерть привстала.

                — Привет, дорогой. Давно не виделись. Что-то ты плохо выглядишь.

                — Добрый день, — Советник закашлялся и продолжил,- я не займу у тебя много времени.

                — Мне сказали, у тебя важное дело, — Смерть села и указала рукой на стул, -присаживайся.

                — Спасибо, — Советник уже доставал из портфеля какие-то бумажки и раскладывал их на столе, — итак, если ты помнишь,  ровно шестьсот тридцать семь лет назад состоялось последнее собрание. Я выбрал твоё предложение, но сейчас я понимаю, что, возможно, я ошибся. Иначе как ты объяснишь, что полмиллиарда человек уже погибло за последние тридцать семь лет? – Советник снова закашлялся.

                — Может быть, тебе налить чайку? – спросила Смерть, — или чашечку кофе?

                — Нет, спасибо.

                -Хорошо, я прекрасно понимаю твоё недовольство. Но у тебя есть бумаги, которые подтверждают то, что ты согласен с моими методами. Так что ко мне никаких претензий.

                Советник встал и кое-как доковылял до Смерти, сунув ей в лицо бумаги.

                — Да, я полностью согласен, но ты сказала, что я стану Богом на земле. Так держи своё слово.

                — А ты разве не Бог? Ты обладаешь всеми технологиями. Тебе нужно что-то ещё?

                Советник замолчал. Он понял, что из этого диалога ничего хорошего не выйдет. Он даже собрался уходить, но передумал.

                — Смерть, у меня есть предложение.  Давай соберём совет чуть пораньше, например, на этой неделе.

                — Нет, у меня очень много дел.

                — Так давай на следующей соберёмся.

                — Извини, но до следующего собрания меньше пятисот лет. Ты не можешь подождать?

                — Нет, не могу,  тем более все прошлые разы ты соглашалась.

                — Прости, не в этот раз. Выход, думаю, сам найдёшь.

                Советник сгрёб все бумаги со стола, злобно фыркнул и собрался уходить, но услышал голос Смерти:

                — Погоди, может быть, тебе дать шарфик, а то, смотрю, ты совсем ослаб.

                — Нет, спасибо.

                Советник вышел из кабинета, хлопнул дверью.

Сквозь дверь послышался крик Смерти:

                — Не смей хлопать дверьми! Не у себя же дома.

                Но Советнику было уже всё равно. Он спустился на лифте. Вышел из дворца. Отвязал коня. Сел и уехал.  Путь ему предстоял далёкий, да ещё и погода испортилась. Пошёл сильный дождь.

                После поездки к Смерти здоровье Советника практически сошло на ноль. Советник знал, что, когда придёт следующий совет, он выберет предложение Жизни…

 

 

                Наконец настал тот самый день. Сегодня должно было состояться собрание. Советник приготовил кабинет, закуски и бумаги. Наконец к нему постучали.

                — Войдите, — крикнул он, закашлявшись.

                В кабинет вошли шесть фигур. Жизнь, Анархия, Война, Чума, Голод и, конечно же, Смерть. Все сели на свои места. Советник почему-то не начинал собрание.

                — Кого мы ждём? – спросила Смерть.

 — Ещё четверых. Между прочим, твоих коллег, — дрожащим голосом прохрипел Советник.

                — Бывших коллег. Неужели ты не знаешь, Бог их отстранил. Да, да, отстранил ещё в далёком 2437-ом, — со злобной ухмылкой на лице произнесла Смерть.

                — Как? – Советник от неожиданности плюхнулся на стул и медленно перевёл взгляд на Жизнь. – Ты всё знала! И ничего мне не сказала! Ты не могла скрывать такую информацию!

                — Прекрати! – выкрикнула Жизнь. – Я тебе тут не твоя подружка. Тем более ты сам отправил эти заявления. В этом ты виноват!

                — Браво! – зааплодировала Смерть. – Хорошее шоу. Может быть, уже начнём. У меня и моих нынешних коллег много работы.

                — Хорошо, пожалуй, начнём. Сегодня я выбираю,- Советник закашлялся.

                — А что, никто не будет предлагать свои идеи? – удивленно спросила Смерть.

                — Нет, я знаю ваши предложения, поэтому я выберу сразу,- Советник запинался и еле говорил. – Я выбираю…- Советник встал со стула, снова начал кашлять и упал на пол. Из его рта потекла кровь.

                — Нееет, — вдруг Жизнь вскочила и с диким криком подбежала к Советнику.

                Все остальные молча встали и ушли, а Смерть стояла и молча смотрела на рыдающую Жизнь, потом она усмехнулась и со злобным смехом вышла вон. Советник умер, а это могло означать лишь одно:  на Земле умер последний человек.

 

                Шёл холодный месяц – январь. На Земле не было ни одного человека. Весь мир был в руинах. Лишь там, наверху, было тепло и свежо, но, несмотря на вечное лето, настроение у всех было мрачное, у всех, кроме Смерти. Она радовалась смерти Советника, как ребёнок, которому купили новую игрушку. Сегодня был печальный день – день похорон.

                Посреди цветущей поляны стоял гроб. Вокруг гроба стояли советники: Жизнь, Изобилие, Покой, Природа, Хранитель, Смерть, Чума, Голод, Война, Анархия. Все присутствующие принесли по дару и положили его на надгробие. После похорон все разошлись по домам, а Жизнь так и осталась стоять возле заваленного дарами надгробия.

                — Хм,- вдруг послышался чей-то голос сзади, — что-то ты сегодня не в духе.

                — А тебе-то какая разница? – ответила Жизнь, шмыгнув носом.

                — Мне, никакой. Просто хотела поддержать тебя, — из-за спины показалась Смерть. – Странно, не так ли? Уже не первый раз ты видишь кончину своих детей. А знаешь, почему так происходит? – Смерть наклонилась над самым ухом Жизни, — потому что ты всегда была слабее меня, сестрёнка.

                — Не смей! – внезапно вскочив, выкрикнула Жизнь,- Я тебе не сестра! И во всех их смертях была виновата ты! – Жизнь подошла ближе.- Я знаю, что где-то глубоко внутри в тебе осталось еще что-то хорошее! В тебе есть хоть капля сожаления!

                Она положила руку на плечо Смерти, а потом плавно убрала её. На месте, где лежала её рука, вырос цветок — алая роза. Жизнь медленно отошла и побрела прочь, всхлипывая от горя. Смерть повернула голову и, посмотрев на цветок, подула на него своим смертельным дыханием. Роза, засохнув, упала с плеча на надгробье и, едва коснувшись земли, превратилась в пыль. Смерть, снова усмехнувшись, тоже пошла прочь. Это был последний дар, принесённый оставшимся советником. Тут подул лёгкий ветерок и развеял пыль по всей надписи, которая гласила: «Неважно, как ты закончил свою жизнь, главное, что ты пытался изменить мир. Нашему дорогому Советнику от всех участников «Собрания тысячелетий».

                                                        ______________________

                Прошёл уже целый год после смерти Главного Советника. Жизнь до сих пор не могла прийти в себя, она целый год не выходила из кабинета, никого не впускала и ни с кем не говорила. Недавно ей пришло письмо, в котором было написано:

«Дорогая Жизнь,

Я хочу, чтобы ты пришла на наше собрание. Я прекрасно понимаю, насколько тебе плохо, но прошёл уже год после его смерти…

Буду тебя ждать                                                                                  Хранитель».

                Жизнь размышляла над его предложением две недели и всё-таки решилась поехать на собрание.

                Путь от её дома до главного здания был долог и тяжёл. В последний год Жизнь начала видеть мир не в ярких красках, всё для неё казалось сырым и тусклым. Даже на свой день рождения она никого не пригласила.

                По дороге в главное здание Жизнь прокручивала в голове тот злополучный день, когда погиб Главный Советник. Из головы не выходила мысль, что её сестра-Смерть была причастна к смерти её сына. С момента похорон Жизнь не видела Смерти, может, потому что не могла, а может, потому что не хотела. Мрачные мысли не покидали Жизнь всю оставшуюся дорогу. Наконец долгий путь был завершен. Перед глазами Жизни открывался вид на красивое трёхэтажное здание, сделанное из белого камня и мрамора. Она вздохнула и выдохнула и, привязав коня, пошла к входу. На улице было лето и носить куртку не было необходимости, поэтому Жизнь сразу направилась в бывший кабинет Главного Советника. Когда она вошла туда, все сидели за столом. Хранитель, Природа, Изобилие и Покой бросились обнимать её и спрашивать, хорошо ли она доехала. Остальные же отвели глаза в сторону.

                — Привет, сестрёнка! Как у тебя дела? Хорошо ли доехала? – спросила с ухмылкой Смерть.

                — Нормально, — резко отрезала Жизнь и села на стул, — без тебя было вообще супер.

                — Правда? Ну что же, готовься, у меня для тебя плохие новости. Пришла моя очередь создавать Главного Советника. Так что, увы,  теперь ты здесь не главная.

                — Что? На протяжении многих тысячелетий я создавала советников, — Жизнь застыла в удивлении.

                Неожиданно в дверь постучали. Анархия встала и подошла к двери, открыла её. За дверью лежало письмо, Анархия подняла его и громко прочитала надпись на конверте:

                — Это письмо от Бога.

                — От Бога, — все зашептались и занервничали.

                — Вскрывай давай! – крикнула Смерть.

                Анархия вскрыла и увидела текст такого содержания:

«Дорогие члены «Собрания тысячелетий»,

Не знаю, радостная ли эта новость, но на этот раз никто из вас не будет создавать Главного Советника. Потому что раз Жизнь не может создать достойного, значит, никто не сможет. Но я решил эту проблему, через несколько минут к вам придёт новый Главный Советник, он сразу начнёт собрание. Приятного времяпрепровождения».

                Это письмо побывало у всех в руках, и каждый ознакомился с его содержанием. После этого все переглянулись и замолчали. Смерть была расстроена больше всех, ведь именно её план стал ненужным, ненужной стала и смерть Советника. Смерть была не рада тому, что сотворила. Она первый раз в жизни оказалась не права, и именно это чувство разъедало её изнутри. Бессмысленные действия всех других обитателей «Тёмной стороны» также отразились на их душевном состоянии.
За прошедший год Природа смогла восстановить Землю. Теперь она снова выглядела, как раньше. Природа потратила все свои силы на её восстановление.

                После неожиданной новости Смерть поникла, а все остальные затихли. Всем нетерпелось увидеть нового Главного Советника.

                Ровно в половине второго в кабинет вошёл высокий человек. На самом деле это существо не было похоже на человека. У него были длинные, до пола, руки, маленькие глаза и большой рот.
— Всем доброе утро,- произнесло существо, — я ваш новый Советник, вас должны были предупредить. Что же, меня зовут… — существо посмотрело на стену и увидело грамоту, на которой было написано  «Господин Трапп». Эту грамоту члены совета подарили Главному Советнику на пятисотую годовщину, — итак, моё имя Господин Трапп.

-Очень приятно познакомиться, — нехотя сказала Анархия.

                Господин Трапп подошёл к шкафу и начал искать что-то.

                — Третья полка снизу, самая правая, — подсказала Смерть, которая сразу невзлюбила Господина Траппа. Может быть, из-за сворованного имени, а может, потому что просто хотела видеть кого-то другого на его месте…

                — Спасибо, дорогая Смерть, — поблагодарил Трапп,- что же, вы все можете идти, я не хочу слушать ваши предложения, а точнее, всё равно не приму ни одно из них. Я, как вы видите, сам в состоянии позаботиться о Земле. Вам надо отдохнуть одно или другое тысячелетие. Всем спасибо. До свидания, — Трапп сел на кресло и отвернулся ото всех.

                Все снова переглянулись и запротестовали.

                — Я не буду отдавать всю Землю в твои руки! – крикнула Война и вонзила один из мечей в стол.

                — Я тоже восстанавливала Землю не для тебя, нахал! – Природа была злее всех, потому что именно она потратила столько сил и времени для восстановления Земли.

                — Я тоже! – поддержала их Жизнь.

                — И я!  — Покой тоже вступил в дискуссию.

                Все были недовольны поведением Траппа и решили немедленно написать и доложить об этом Богу. Тут Трапп встал, медленно повернулся и закричал так, что у всех заложило уши:

                — Да как вы смеете! Отныне я  главный! Я вершу судьбу мира! Я Бог! А теперь быстро пошли вон из моего кабинета!

                Все поспешили убраться из владений  этого тирана. Перед конюшней состоялся следующий диалог:

                — Надо срочно доложить Богу о произошедшем.

                — Изобилие, конечно, право, но разве Бог уберёт Траппа, ведь это он его создал, — возразила Чума.

                — Давайте решать проблемы по мере поступления, ну накричали на вас, ничего страшного. Зато какой большой отпуск дали. Лично я  устал, – отрезал Голод.

                Остальные пришли к согласию, что они отдохнут одно или другое тысячелетие и потом будут решать проблему с новым Главным Советником. Каждый сел на своего коня, и все поехали в разные стороны…

                                                             ___________________________

                Как ни странно, ровно через семьсот лет все члены Совета опять собрались в Главном здании за тем же столом. Для каждого из них было загадкой странное письмо, пришедшее на днях. Все были в недоумении от раннего собрания, ведь им дали отпуск на два тысячелетия.

                — Странно всё это, дали отпуск, а потом снова собрали, — возмутился Голод.

                — Полностью поддерживаю, — согласилась Чума.

                Внезапно дверь в кабинет отворилась и в неё вошёл высокий мужчина с длинными волосами и бородой. От него исходил яркий белый свет. Его глаза были чисто-голубые и сияли на фоне его белого платья. Это был Бог.

                — Добрый день, Дети мои, — протянул мужчина. Его голос был не низким, но и не высоким, а таким, какой полагается настоящему мужчине, — сегодня у нас довольно печальный повод, по которому мы собрались.

                — И что же это за повод? – недовольно спросила Смерть.

                — Я смотрю, ты не в очень хорошем настроении. Я надеюсь, мы обойдёмся без твоих едких острот.

                Смерть недовольно отвела глаза в сторону и замолчала.

                — Так вот. Все вы, наверное, помните Траппа.

                — Конечно, как же его забыть? – снова встряла Смерть.

                -Я же попросил тебя,- начал было Бог, но потом осёкся, — кажется, я понял, ты обижаешься на меня из-за Главного Советника. Мол, я не дал тебе права выбора. Прости, я недооценил тебя.

                — Твои извинения мне не нужны, — отрезала Смерть.

                — Можешь дуться сколько хочешь, всё равно нам всем осталось недолго.

                — Что? Это ещё почему? – удивлённо спросила Жизнь.

                — Если вы наконец-то дадите мне возможность закончить… Так вот, когда Трапп решил полностью самостоятельно управлять Землёй, он сделал большой акцент на развитии, но совершенно забыл про природу.  Окружающая среда на Земле стала непригодна для жизни. Теперь мы потихоньку начнем умирать. Всех, кого будет создавать Жизнь, Смерть будет забирать довольно быстро. Но сначала умрёшь ты, Природа, потом умрут Покой и Изобилие, Хранитель, затем Война, Чума, Анархия и Голод, а когда останетесь лишь вы вдвоём, — Бог показал на Смерть и Жизнь, — сначала ты потратишь все силы, чтоб создать новый вид, а потом умрёшь, а когда Смерти не будет чем питаться, умрёт и она. А я, не выдержав столь большой утраты, умру после всех вас.

                В кабинете повисла гробовая тишина. Все погрузились в раздумья.

                — Но есть и хорошая новость, — пытался подбодрить всех Бог, — я могу исполнить одно желание, но оно должно быть общим…

                Все оживились и, не сговариваясь, выкрикнули:

                — Мы хотим назад в 2000-ой  год в кабинет Советника!

                Бог усмехнулся, взял ручку и что-то написал на бумажке…

                                                      ___________________________

 

                В кабинете стоял длинный овальный стол, рассчитанный на десять человек и застеленный чёрно-белой скатертью, которая, собственно, и делила комнату пополам. За этим столом сидели десять членов Совета: Жизнь, Смерть, Чума, Покой, Война, Хранитель, Анархия, Природа, Изобилие и Голод. На часах было девять часов. Все сидящие за столом улыбались и кого-то с нетерпением ждали. Ровно в пять минут десятого в кабинет вошёл Главный Советник. Жизнь, увидев его, чуть  не расплакалась. Советник, заметив собравшихся людей, удивился и промолвил:

                — Доброе утро! А вы знаете, что сейчас девять часов утра, а Собрание только в час? Или я что-то путаю?

                — Нет, не путаешь. Мы просто пришли пораньше, чтобы провести собрание,- начала Смерть.

                — Хорошо, я сейчас подготовлюсь, и мы начнём, — сказал Советник, схватившись за скотч.

                — Не стоит, нам и так хорошо.

                — Ладно, погодите минутку.

                Советник подошёл к одному из шкафов и взял ярко-красную папку. Потом вернулся  к столу, сел и, нажав на кнопку, попросил Веру Сергеевну сделать ему кофе. Буквально в ту же секунду в кабинет вошла женщина лет сорока. Она была невысокого роста, с собранными в пучок волосами, на её носу красовались маленькие тоненькие очки. На ней был надет костюм. Женщина поставила кружку на стол и вышла из кабинета.

                — Вот теперь всё готово. Я внимательно слушаю ваши предложения. Начинайте!

                — Мы хотим, чтобы мир был в равновесии. За последнюю тысячу лет много чего произошло, но мы будем стараться, чтобы мир был в гармонии, — продолжила Анархия.

                — Каждый из нас будет стараться выполнять свою работу на сто процентов, но не выходить за рамки, — сказал Голод.

                — Мы не будем строить коварных планов  друг против друга,- высказалась  Природа.

                — Это наше общее предложение, — сказали Война и Покой.

                — Что же, я смотрю, у меня нет выбора. Давайте я занесу своё решение в письменную форму.

                Пока Советник записывал, все засобирались и начали прощаться с Советником. Все уже были в дверях, как вдруг юная Анархия подбежала и крепко обняла Советника, шепнув ему на ухо: «Спасибо, что спас нас!». После этого вся толпа подошла, чтобы обнять и поблагодарить ничего не понимающего Советника.

                После нежного прощания все вышли из кабинета и пошли по направлению к конюшне. У Советника сразу поднялось настроение. Он подошёл к окну и посмотрел, прихлёбывая кофе, на бескрайнюю равнину, цветущую яркими цветами, по которой ехали десять всадников, и им уже было неважно, на каких они были конях…

Нравится ли вам произведение?

Загрузка ... Загрузка ...

 

Рассказ «Кавказские горы, такие холодные снаружи и такие по-кавказски горячие душой…»

Кавказские горы, такие холодные снаружи и такие по-кавказски горячие душой…

Картинки по запросу кавказские горы

Средь вековых могучих изумрудных лесов у подножия недвижимых гор-мудрецов в остроконечной кроне высокой-высокой ели жила девочка с густыми иссиня-чёрными волосами и воистину большими чёрными глазами. Пылкое её сердце яростно билось в груди, смуглая кожа отливала бронзой в лучах южного солнца, девичье лицо всегда озарялось живой улыбкой, обнажающей белоснежные, как горные шапки, зубы.
Всё в ней так притягивало и пленило, но её уста не проронили ни одного словечка с тех пор, как Малика явилась на свет. Из-за ужасного недуга ей стало стыдно, что она не такая, как все. Малика убежала в леса, думая, что она грешна, и решила стать единым целым с природой. Она умела чувствовать лес, горы, каждую травинку, каждую снежинку, а природа платила ей тем же. Каждое утро, как только солнце выглядывало из-за горизонта и опускало первые свои янтарные лучи на верхушки косматых елей, девочка просыпалась и поднималась наблюдать рассвет, начало нового и интересного дня. День проходил размеренно: Малика собирала ягоды, пила воду из ручья, просила духов помочь в работе и мастерила разнообразные одежды, орудия труда. А вечером, смутно припоминая день, она подмигивала луне, качающейся на облаках-качелях, и погружалась плавно и легко в мир прекрасных сновидений.

          До тринадцати лет Малика избегала людей, боясь их нападок, которых, впрочем, никогда не было. Она считала дни до этого магического числа. И вот настал час. Заплетя волосы в тугую косу и надев скудные обноски, она вышла из родного леса и устремилась вперёд по неширокой извилистой тропинке. Лесные травы и горные цветы провожали её своим плавным колыханием на ветру, шептавшем Малике сказки по вечерам. Так и прошёл последний день жизни вдали от людей. Заметив путников, идущих навстречу, она выпрямилась, улыбнулась и прошла вперёд. Местные жители приветливо поздоровались с ней, но девочка лишь кивнула. Люди удивились и отправили её к старейшинам. Неуверенно зайдя в дом старейшин, Малика поклонилась им.
⁃ Бедное дитя. Ты не имеешь дара речи. Но почему ты так боишься людей? Никто никогда у нас не хотел обидеть тебя,- вдруг задумчиво проговорила седовласая женщина в длинных одеждах.
Малика могла лишь удивлённо прокручивать слова женщины в голове и наблюдать происходящее.
⁃ Малика, так тебя зовут, верно?
Она кивнула.
⁃ Мы знаем твоих родителей, они из нашей деревни. Ты помнишь их? Но прежде, чем ты их увидишь, я хочу рассказать тебе о тебе. Десять лет назад ты сбежала из деревни в горные леса, мы все искали тебя два года. Ты выжила в лесу, выросла там и обучилась всему, чему смогла. Но почему же ты ушла? Ты боялась себя, ты заботилась тогда о том, что подумают другие, ты была эгоисткой. Но сейчас ты другая. Саморазвитие в суровых условиях воспитало тебя, ты стала сильной. Ты стала самой собой!
Малика поняла свои ошибки и осознала, что происходило все эти годы.
Внезапно дверь отворилась, и в жилище вошла унылая пара… мать Малики всё смотрела в пол. Отец, подняв на старейшину взгляд, заметил рядом девочку. Малика тут же подбежала к родителям и крепко их обняла. Все были счастливы, родители целовали и прижимали к груди свою дочь, а Малика радостно и широко улыбалась.
Маленькие жители деревни наперебой знакомились с новенькой и рассказывали ей о негасимой вере людей в её чудесное возвращение.  А Малика ещё долго не могла отвыкнуть залезать каждое утро на верхушку ели и встречать рассвет.

 

Нравится ли вам произведение?

Загрузка ... Загрузка ...

Рассказ «Ночь чрезвычайно черна, как душой, так и обличием…»

Ночь чрезвычайно черна, как душой, так и обличием…

Картинки по запросу ночь

Ночь чрезвычайно черна, как душой, так и обличием…Болота неподвижны, но воды их полны бурленья, колыханья, полны недостижимых уху человеческому роптанья, недовольного шептания. Мёртво вокруг. Мертвы крепкие деревья, ныне скрюченные и облезшие. Мертвы почерневшие, склонившиеся травы, прежде полные соком жизни, колосящиеся из рыхлой почвы. Жива лишь она – кувшинка, солнечно- золотистая со свежими бурыми и зелёными листьями. Кувшинка эта особенная, раскрывается лишь пополуночи и излучает в час расцвета алое свечение, настолько алое, что напоминает свежую кровь.

     Однажды явилась безмолвным местам заблудшая душа – путник, идущий к городу, решивший скоротать путь. Покажется ли путнику данный путь лёгким? Пройдя часть болот, человек почувствовал усталость, вдруг заставшую его врасплох, недолго подумав, путник прилёг отдохнуть на высокую-высокую кочку, где тёмным водам не достать его… пока что.

     Сон был быстр и мучителен своей беспокойностью. Человек очнулся во время, близкое к полуночи. По странному стечению обстоятельств ровно в полночь путник достиг великолепной и прекрасной кувшинки. Завидев искры, странник приблизился, и, оказавшись в душе романтиком, залюбовался грациозным танцем света над нежным цветком.

     Всплеск. Ни кувшинки, ни человека. Снова тишина. Угнетающая тишина. Кувшинка всплыла, она стала больше и красивее, насытившись чистой человеческой душой. Кувшинка живёт, будучи мёртвой внутри.

     Кувшинка эта была лишь орудием в руках всемогущей природы. Путник был лесорубом, желавшим осмотреть лес для рубки. Цветок отомстил за превращение части рощи в ужасное клокочущее болото, наполненное мёртвой тишиной. В этом мире всё происходит не случайно…

    Ночь чрезвычайно черна, как душой, так и обличием…

 

Нравится ли вам произведение?

Загрузка ... Загрузка ...

Стихотворение «Спасём свою Землю!»

Спасём свою Землю!

Картинки по запросу экология 

Одна из важнейших проблем на Земле —

Спасти экологию в каждой стране!

И в этом поможет себе Человек,

Русский, татарин, киргиз  иль узбек.

Мы  многие годы… и даже века

Травили озёра, рубили леса.

Рыдала, стонала  и чахла земля

От рук человека — венца, короля…

От фабрик,  заводов и прочих   ИП

Одни засорения  в нашей среде,

Фабричным отходам – дорога в моря…

Спасать экологию время,  друзья!

Давайте разделим отходы в ведре,

Посадим растения в каждом дворе!

И с детства ребёнка пора приучать

Любить свою Землю и охранять!

Творенья  природы,  богатства  Земли

Потомкам своим сквозь века сбереги!

Взываю к порядку честной весь народ,

Пусть он на защиту природы встаёт!

 

Нравится ли вам произведение?

Загрузка ... Загрузка ...

Рассказ «Экология? Экология! Экология…»

Экология? Экология! Экология…

Картинки по запросу экология

Экология – это окружающая человека среда, условия для его  существования:  леса,  реки,  озёра,  моря,  океаны,  чистый  воздух,  ничем не  загрязнённые продукты питания. Все это нужно  для  нашего  существования,  для  продолжения  жизни  на  Земле.

Экология  зависит  от  жизнедеятельности  человека,  от того, как  мы, люди,  бережём  наш  общий  дом,  нашу  планету,  как  мы  заботимся  о  её  будущем.

Меня  очень  волнует  состояние  окружающей  среды.  Я  переживаю,  когда  вижу  свалку  мусора,  вырубленные  деревья,  загрязненные  реки  и  озера.

Я  думаю,  что  многие  жители  городов  мечтают  погулять  по  чистому  лесу,  насладиться  шумящей  зелёной  листвой,  щебетанием  птиц.  Но, к сожалению, то  тут,  то  там  натыкаешься  на «следы  пребывания  человека».

Меня  беспокоит  вопрос,  почему  в  нашей  стране  нет  законов,  которые  строго  наказывают  людей,  не  умеющих  бережно  относиться  к  природе?

Почему  этот  вопрос  мало  освещается  по  телевидению?  Почему  любовь к Земле  и  бережное  отношение  к  своему «дому»  у  многих  людей  не  привиты  с  детства?  Нет  общей  обеспокоенности  будущим  нашей  планеты.  И  это  тревожит.

Я  считаю,  что  необходимо  внести  поправки  в  законы,  ужесточающие  наказание  за  загрязнение  окружающей  среды. Нужно  прививать  любовь  и  заботу  ко  всему  живому с самого раннего детства.  Нужно  понимать,  что  многое  зависит  от  каждого  человека  в  отдельности, от деятельности того или иного производства.

Пришла долгожданная весна, с каждым днём всё заметнее природа пробуждается ото сна, а значит, совсем скоро весёлые компании устремятся в лесополосу, чтобы пожарить шашлык, поиграть в бадминтон, послушать музыку и пообщаться на природе. Что остаётся на земле после такого отдыха людей в выходные дни? Неужели после домашнего праздника в собственной квартире у людей такой же «порядок»? И, наконец, отдыхает ли природа после такого пикника? Брошенная  консервная банка будет разлагаться в земле десять лет, пластиковая  бутылка  будет  лежать  сто  лет,  а стеклянная тара никогда не покинет нашу прекрасную Землю. И даже после этого нам трудно собрать за собой и выбросить мусор? И даже теперь мы будем планомерно уничтожать нашу общую планету и убивать всё живое на ней?!   «Что  посеешь,  то  и  пожнёшь» — гласит русская  пословица.   Если  мы  все вместе будем  беречь  природу,  то  и  природа  будет  оберегать  нас: летом спасать от жары в тени пышного дерева, согревать у камина в лютые морозы,  тепло и красиво одевать в натуральные ткани, вкусно и питательно кормить свежими продуктами. дарить отдых на берегах чистейших водоёмов…

Мы  живём  в  уникальной  стране,  природа  которой  по  своей  красоте,  величию  и  разнообразию  не  сравнится  ни  с  одной  страной  мира! Мы  должны  беречь  и  любить  ее! Вспомните сказку Николая Телешова «Белая цапля». Жители далёкой северной страны с нетерпением ждали своё короткое и прохладное лето, во время которого наслаждались созерцанием немногочисленных и блёклых, но таких любимых и родных цветов! Что произошло с принцессой, нарушившей завет отца-короля беречь свой родной край? Она мучилась вследствие исчезновения лишь одного вида птиц. В современном мире множество видов животных и растений занесены в Красную книгу, а значит, наши дети могут не увидеть мать-и-мачеху, ландыши, не услышать пение жаворонка, соловья… Может быть, следующие поколения людей и дышать воздухом будут только посредством кислородной подушки? Давайте не совершать роковых ошибок, исправить которые будет невозможно!

Нравится ли Вам произведение?

Загрузка ... Загрузка ...